Ashiya Yu
Несу в массы чушь,белиберду и счастье
Адреналин

Фэндом: j-rock, «Alice Nine», «the GazettE»
Пейринг: Tora/Aoi
Жанр: Slash
Рейтинг: NC-17 с большой натяжкой


Примечания: этот фик писался как «аппендицит» к потрясающему произведению «Без дыхания», автором коего является некто Akuma Kodomo (да-да, это реклама ^^), те, кто читал этот шедевр, возможно, смогут связать между собой некоторые события. И в качестве основного сходства могу выделить использование в тексте фрагментов песни группы Unreal.
В данном случае получился довольно примитивный сюжет, весьма стандартная линия отношений – но я не Достоевский, мне не дано повелевать словами, за что смиренно прошу простить.
Посвящение: Ghostwriter, it’s only for you, my darling, so why I tried to show my own world in this story.



Chapter 1.


Сердце рвётся наружу,
Кровь вскипает внутри,
Ты в свободном паденье,
Семь секунд до земли.
Только скорость и ветер -
Крыльев нет за спиной.
Ты нашёл свой наркотик,
И мы вместе с тобой! (с.)


Тора всю жизнь считал себя ярым приверженцем разнополых отношений, а тут такой облом!
«Нет, конечно, продолжительное общение с гомосексуалами к чему-нибудь да приводит, что вполне логично, ведь Шо с Сагой тискаются перед тобой практически каждый божий день, но одно дело наблюдать это всё, и совсем другое – осознать, что ты хочешь парня. И не кого-нибудь, а гитариста другой группы, с которым ты до этого изредка пересекался на фестивалях, open-air-ах, фотосессиях и в клубах после совместных концертов.
Аой. Чёрт, и ведь выбрал же себе имя под стать!»
Внутренний голос Амано выдавал потрясающие монологи, пока измученный оными гитарист пытался выжать хоть что-то вразумительное из до сих пор послушного инструмента.
«Дорогой, прошло уже время, когда однополые отношения считались абсолютно неприемлемыми и могли поставить жирнющий крест на твоей карьере. Ну же, Тигр, где твои хвалёные стойкость и мужество? Боишься, что он тебя пошлёт?
Брось, ты прекрасно знаешь, что он любит повеселиться с мальчиками. Чего только стоит его бурный и продолжительный роман с Урухой, да впрочем, это уже классика жанра.
Тогда что с тобой не слава богу? С каких это пор ты начал смущаться собственных порывов?»
- Тора, внимательнее, пожалуйста, - Нао недовольно хмурится и постукивает палочкой о палочку.
Рассеянно улыбнуться, кивнуть, откинуть со лба непослушные прядки волос и прицельно сосредоточиться на музыке. Ещё не время, не отвлекаться…

После репетиции – расслабиться. Идут все, это даже не обсуждается. Нао делает заказ и утаскивает танцевать Сагу, уже успевшего хлебнуть мартини, и вот уже через пару минут они сладострастно целуются на глазах у всего клуба. Для Торы это весьма неожиданно («а как же Шо?»), но похоже, что неожиданностью сиё действо стало только для него, ибо Шо сгрёб в охапку Хирото и потащил его предположительно в сторону туалета, причём вряд ли для того, чтобы использовать туалетную комнату в прямом её предназначении.

Тора вальяжно развалился на диване, потягивая абсент. Напиваться не хотелось, да и кто потом будет развозить не в меру расслабившихся одногруппников по домам?
Тора всегда был человеком ответственным и просто не мог позволить даже завзятому пьянчужке-вокалисту упокоиться где-нибудь под столом, а это значило только одно: не миновать ему сегодня звания персонального шофёра группы.
Он мог бы прикрыть глаза, и тогда бы участники бэнда gazette прошли мимо него незамеченными, но чуда не случилось, а посему несчастным ребятам, возглавляемым неутомимым Таканори, пришлось испытать на собственной шкуре всю гамму чувств, на которую только был способен взгляд выразительных глаз гитариста arisu.
Да, Аой тоже был здесь. И вечер, поначалу обещающий полнейшую релаксацию, превратился для Торы в некое подобие изысканной пытки, вполне достойной занять место в коллекции развлечений испанской инквизиции средних веков.
Гитарист жадно пожирал взглядом худощавую фигурку коллеги по цеху, и казалось, даже забывал дышать.
«Ну же, подойди к нему»
«А что я ему скажу?!»
«Мало у гитаристов общих тем для разговора? Шинджи, клянусь святым духом Ками, ты меня пугаешь»
«Я сам себя пугаю. Знаешь ли, диалоги с самим собой отнюдь не обнадёживают»
Неизвестно, как долго ещё брюнет дискутировал бы со своим подсознанием, но очевидно, Всевышнему наскучило выслушивать бред, изрекаемый alter ego Амано, и он ниспослал на его бренную голову – а точнее, к его столику, - предмет вселенских споров – Аоя.
- Я не помешаю? – с этими словами новоявленное яблоко раздора с поистине кошачьей грацией опустилось на диван в опасной близости от мгновенно вспыхнувшего адовым пламенем Торы.
- Ничуть, - немного привычной холодности, и Тора с привычной натянуто-вежливой отстранённостью придвинул Аою чистый бокал, - Виски?
- Пожалуй. Не разбавляй, - добавил Аой, заметив, что Тора потянулся к бутылке с колой.
Уверенные движения Амано не позволяли заметить нервного подрагивания нежной кожи его век, чуть более явно выступивших вен на руках и нежной шее никому из присутствующих в зале, кроме, естественно, самого Торы и Аоя. Причём второй откровенно наслаждался замеченным и с коварной лисьей улыбкой следил за слегка торопливыми действиями собрата по цеху.
- Благодарю, - Аой едва пригубил напиток, наблюдая из-под полуопущенных ресниц за Торой. Тот же, считая Аоя увлечённым виски, расслабленно выдохнул, ибо он каждой клеточкой ощущал на себе обжигающий взгляд чёрных углей объекта его страсти, и это отнюдь не располагало к столь милому сердцу душевному равновесию.
- А я вот сейчас подумал, интересно, почему ты сидишь тут один, такой потерянный, - Аой нарочито медленно провёл кончиком языка по пухлым губам и продолжил, - И я решил, что просто обязан спасти тебя от одиночества…и себя заодно.
Тора смотрел на него с прищуром, как в оптический прицел, и на долю секунды Аою показалось, что этот человек видит его насквозь. Но это невозможно, этого просто не могло быть, поэтому Аой лишь мягко улыбнулся, сверкнув и без того пылающими глазами.
Тора же в этот момент разрывался от противоречий. С одной стороны, ещё никто не смел так нагло клеить гитариста, от чего у того возникало стойкое ощущение, будто его снимают на ночь, ровно как дешёвую шлюху в борделе. С другой, всё существо сурового и мудрого Амано жаждало сбросить всю эту напыщенность и строгость и отдаться во власть эмоций, во власть чего-то нового, вспарывающего предвкушением грядущего грудь.
И Тора принял этот дерзкий вызов.


Chapter 2.


Жмёшь на газ до отказа.
Твоё тело – металл.
Плавят шины асфальт,
Воздух твёрже, чем сталь.
В дикой гонке со смертью,
Упиваясь игрой,
Ты нашёл свой наркотик,
И мы вместе с тобой! (с.)

- И каким же образом ты собрался мне помочь? – по губам Торы скользнула едва уловимая ухмылка.
Брови Аоя дрогнули, и, сладко выгнувшись на диване, он томно выдохнул на ухо Амано:
- Ты узнаешь это чуть позже… Не здесь.
Молниеносное касание губ, пламенем прокатившееся по телам обоих, и вот Аой уже ведёт Тору к выходу из клуба, чуть сильнее необходимого сжимая его ладонь в своих тонких пальцах.
Холодный ночной воздух заставил разгореться румянец на щеках. Аой выпустил руку Торы из цепких оков и, ловко вытащив из кармана ключи, щёлкнул брелком сигнализации.
Припаркованный у клуба роскошный Nissan GT-R приветливо подмигнул фарами.
Тора удивлённо выдохнул:
- Это твой?
На лице Аоя без труда можно было прочитать гордость и безмерную любовь к сверкающему чёрному красавцу-автомобилю.
- Да, - в прищуренных глазах гитариста gazette загорелись огоньки азарта, - Прокатимся?
- С удовольствием, - Тора улыбнулся самыми уголками губ и нырнул в недра кожаного салона авто.
В моей тоже руль слева, - пробормотал он задумчиво, словно разговаривая с самим собой.
- И что, хорошая у тебя машина? – хмыкнул занявший водительское место Аой.
- Весьма, - уклонился от ответа Амано.

Немного резкий старт, и автомобиль чёрной молнией ринулся покорять сплетение улиц Токио.
Аой вёл уверенно, на его красивом лице Тора отметил печать властности и неподдельное удовольствие от езды.
За пару минут машина разогналась до 120 км/ч, и, несомненно, это был ещё не предел её возможностей.
Аой вывел машину на скоростное шоссе и с каким-то садистским удовлетворением в глазах принялся обгонять попутные машины одну за другой. Впереди загорелся красный сигнал светофора, и движение замерло, но Аой уверенным поворотом руля отправил автомобиль на встречную полосу.
Тора с каким-то отстранённым спокойствием наблюдал за происходящим, и только чуть участившееся сердцебиение гитариста могло выдать его настоящие эмоции в этот момент. Восхищение захлестнуло его, и то, как мастерски Аой лавировал между встречными машинами, всё наращивая скорость, не могло оставить Амано равнодушным.
Внимание привлёк неожиданно вынырнувший откуда-то из под моста Mitsubishi Lancer Evolution X MR. Автомобиль, повинуясь уверенному приказу неведомого водителя, легко перестраивался из ряда в ряд, затем пересёк двойную сплошную полосу и целенаправленно двинулся за Ниссаном Аоя.
Тот же, словно дожидаясь, удерживал автомобиль, не давая скорости вырваться из-под пальцев, ибо было очевидно, что на ровной дороге Evo MR за его красавцем угнаться не сможет.
Мгновение – и два чёрных авто - словно большие пантеры, - мягко заскользили бок о бок, заставляя водителей встречного транспорта отчаянно сигналить и малодушно сворачивать на обочину.
- Кто это? – всё-таки полюбопытствовал Тора.
- Старый знакомый, - хитрая ухмылка исказила лицо второго гитариста, и, незаметным движением переключив скорость, он рывком бросил свой автомобиль вперёд, в доли секунды обгоняя Mitsubishi на два корпуса.
Evo MR разочарованно мигнул фарами, вызывая тем самым у Аоя улыбку победителя. Гитарист немного сбросил скорость, позволяя Mitsubishi выровняться с ним и даже обогнать. Неизвестный гонщик – а в том, что за рулём автомобиля находится именно профессионал, Тора даже не сомневался, - вырвался вперёд и немыслимыми поворотами руля отправлял авто в некое подобие мини-дрифта, обходя встречные машины. Резкий разворот на 180°, и вот Evo MR демонстрировал чудеса прохождения трассы на заднем ходу.
Тора мысленно поаплодировал гонщику и украдкой взглянул на Аоя. Тот излучал абсолютно детский восторг, будто всё происходящее было спланированным специально для него шоу. «Возможно, так оно и есть, » - подумал Тора.
Появление неповоротливой груженой фуры заставило Mitsubishi повторить маневр с разворотом, Аой выжал из покорного Ниссана ещё несколько километров к скорости, и автомобили снова шли ноздря в ноздрю, буквально разрезая ночное пространство трассы.
Система GPS оповестила о повороте направо – это ответвление дороги вело к частному сектору в пригороде Токио. Через пару секунд водитель Evo MR коротко просигналил, будто прощаясь, и авто плавно свернул с основной полосы шоссе.
Аой проводил чёрный автомобиль странным взглядом, который Амано не успел разгадать, и свернул со встречной полосы на свою законную обитель, заняв место в крайнем правом ряду.
Безликие дома неожиданно снова сменились яркими витринами магазинов и неоновыми вывесками ночных клубов. Пара минут, и Ниссан скользнул по асфальтовой дорожке в подземную парковку одной из многочисленных многоэтажек в городе.
- Приехали, - Аой лихо припарковался и заглушил мотор.
Тора прикрыл глаза, и выдохнул, выпуская из груди накопленное напряжение:
- Я и не думал, что ты настолько хорошо справляешься с автомобилем, - полушутливый намёк на пристрастие Аоя к мотоциклам.
Аой не ответил, казалось, встреча со «старым знакомым» на трассе вызвала у него какие-то незваные воспоминания.
Гитаристы синхронно покинули салон авто, Аой включил сигнализацию, и, поднимаясь в лифте на этаж Сугуру, оба пытались разобраться с собственными мыслями и ощущениями.
Около минуты потребовалось Аою, чтобы открыть дверь, ведущую в квартиру.
- Располагайся, - с этими словами он пропустил Тору в сумрак своего жилища, вошёл следом и захлопнул дверь.


Chapter 3.


Как огню нужен воздух,
Как мотору – бензин,
Нам нужен наркотик – адреналин. (с.)


В квартире было слишком темно, чтобы Тора смог разглядеть обстановку, но свет не зажёг ни он, ни зашедший следом Аой. Казалось, что все детали мебели были выполнены в гамме иссиня-чёрных оттенков. Прохладный паркет полов расцвечивали росчерки лунного света, и всё вокруг – даже глаза Аоя, – виделось Торе будто подсвеченным этим неуловимым лунным сиянием.
Комната, заменявшая Аою спальню, была неожиданно светлой, что не могла скрыть даже ночная темнота. Светлые стены, белоснежная ткань штор, мерцающая в полумраке синими отблесками, традиционный футон и шёлк постели. Глаза постепенно различали серебристый узор иероглифов на одеяле, и Тора уже почти забыл, что он здесь не один, когда вдруг ощутил, как сзади к нему прижался Аой, и тепло его тела ощущалось даже сквозь преграду одежды.
Шорох неторопливо сбрасываемой одежды, едва ощутимые осторожные прикосновения друг к другу, и Аой опустился на футон, увлекая за собой Амано.
- Это вовсе не так страшно, как ты думаешь, - усмешка Сугуру заставила Тору тихо зарычать, ощущая свою неподготовленность в данном вопросе.
Тора впечатал гитариста в футон, приникая губами к его шее. Неторопливые горячие поцелуи заставили Аоя запрокинуть голову, предоставляя большее пространство для ласк. Нерешительные прикосновения пальцев Амано к плоти Сугуру вызвали у того череду приглушённых всхлипов, Аой несдержанно двинулся бёдрами навстречу ладони Торы, и Тора с готовностью принялся дразнить Сугуру лёгкими касаниями пальцев. Он забавлялся, то слегка сжимая его член, то очерчивая головку едва уловимыми прикосновениями, принуждая Аоя просить о продолжении. Казалось, вся нерешительность Амано была забыта, стоило ему увидеть расширенные от возбуждения зрачки Аоя, то, как он дрожал от каждого его касания.
Аой раздвинул ноги, и Тора осторожно коснулся его узкого входа увлажнёнными слюной пальцами. Неожиданное возбуждение скрутило всё естество Амано в тугую спираль, неожиданное потому, что Тора и представить себе не мог, как это – ласкать мужчину, желать его настолько, что каждая клеточка тела жаждет этого воссоединения.
Несколько разогревающих движений, и Аой, захлёбываясь стонами, обхватил талию Амано своими ногами, притягивая ещё ближе. Миг проникновения плоти в узкое колечко мышц опрокинул на обоих лавину сладкой боли и долгожданного единения. Жаркая глубина сводила Тору с ума, заставляя гортанно рычать и сильнее сжимать в ладони упругую ягодицу любовника. Аой сладко выгибался в сильных руках Торы, и каждое движение Амано находило ответную реакцию в теле Сугуру. Тора буквально растворялся, толкаясь плотью в сладкую узость Аоя, чувствуя, как пламенеющий член партнёра трётся об его живот, как с каждой секундой низ живота скучивает в клубок от приближающегося оргазма, как тонкие пальцы Аоя вцепляются в его плечи, вгоняя ногти под кожу, как дыхание замирает от подступившего к горлу стона.
Аой неожиданно замер и попытался выскользнуть из объятий Амано.
- Я хочу быть сверху, - тихий и безумно жаркий шёпот Аоя сводил Тору с ума.
Амано покинул тело Сугуру и растянулся на прохладных простынях. Всё тело горело, мышцы ныли, требуя сиюминутной разрядки. Аой не медлил, на секунду он завис над гитаристом, сорвав с его губ сладкий поцелуй, затем направил его плоть в себя и оседлал Амано, вновь сливаясь с ним единое целое. Каждое движение Сугуру заставляло Тору судорожно хвататься за его бёдра, оставляя на них красные следы. Аой всё наращивал темп, прикрыв глаза и напряжённо закусив нижнюю губу. Казалось, будто бесчисленное количество бабочек бьются об тонкие стенки где-то в паху, и когда движение плоти внутри стало невыносимо прекрасным и мучительным, Аой кончил, заливая спермой живот любовника, хрипло выкрикнув только одно имя:
- Шинджи!
И в этот же момент в его тело излился Амано, гортанным стоном разбивая хрупкие остатки ночной тиши.


Chapter 4.


Безумец?
Изгой?
Из ста тысяч - один...
В наших венах горит
Чистый адреналин! (с.)


«Определённо, в его стонах и выкриках была неподдельная страсть, однако что-то меня тревожит».
Прошла уже неделя после этой безумной ночи, а Амано всё ещё терзался сомнениями. За всё это время они с Сугуру ни разу не встречались, и Тора просто терялся в догадках. Он любил Аоя, он понял это на следующее же утро, когда проснувшись, решил не дожидаться пробуждения Сугуру, вызвал такси и буквально сбежал, потому как проснувшийся стыд и благоразумие просто не давали спокойно принять случившееся как факт.
И ещё… Последним своим выкриком Аой навсегда перевернул мир гитариста. В одно имя Сугуру вложил столько искренней любви и страсти, что сомнений не оставалось: здесь имеют место настоящие чувства. Но почему-то Торе было неспокойно, ну уж очень Аой поначалу не походил на пылкого влюблённого юношу. Было что-то странное, но столь неуловимое, что гитарист arisu никак не мог понять, в чём же дело.
Разгадка пришла неожиданно. После очередного отыгранного крупного концерта Тора курил на автостоянке, собираясь с силами для пути домой.
Аой появился, будто из ниоткуда, проскользнул мимо Амано нелепой чёрной птицей, и уже было собрался сесть в свой роскошный автомобиль, как был остановлен тихим голосом Торы:
- Аой, подожди. Я должен тебе сказать. Ты мне нужен, - Тора говорил отрывисто, делая после каждой фразы быструю жадную затяжку.
Аой с минуту молчал, удивлённо вскинув аккуратные брови. Затем рассмеялся, неестественно звонко, слишком громко. Ничего не ответив, он сел в свой автомобиль и завёл мотор. Тора застывшим взглядом наблюдал, как полноприводный монстр неотвратимо приближался к нему, хищным рычанием заглушая все прочие звуки в этом мире. Буквально в нескольких сантиметрах от гитариста автомобиль резко остановился, и оконное стекло со стороны водителя мягко поползло вниз.
- Когда-нибудь ты узнаешь, что такое адреналин. И поймёшь, что любовь – она всегда за гранью, где-то там, между жизнью и смертью. А мною управляет скорость…и Тот, кто сумел её подчинить. Это не ты. Прости.
Ниссан рванул с места, Аой выпустил зверя из клетки, автомобиль стремительно набирал скорость, вырываясь на простор дорог города.
Тора медленно обошёл колонну и выкинул тлеющую сигарету в мусорный бак. Всё так же неторопливо подошёл к своей машине, скрытой в тени стоящего рядом гиганта-внедорожника.
Audi R8. Та единственная, способная потягаться с GT-R и на извилистой трассе, и на ровном шоссе. Жаль, Аой так и не узнал, насколько хороша машина Амано.
Тора отключил сигнализацию и сел в авто. Зеркальная панель отразила задумчивые и немного грустные глаза гитариста.
- Когда-нибудь я узнаю…Что ж, придётся подождать, а пока…- Тора повернул ключ в замке зажигания и резко взял старт. Серебристая красавица Амано пулей вылетела из недр автостоянки.
Путь её лежал в один из старых районов Токио…